Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»

Я шла на интервью к Лене Цокаленко со списком правильных вопросов в ежедневнике и четко отведенным временным интервалом длиной в час. Такое правило выработалось за годы моей журналистской практики: часа (иногда с небольшим) на полноценное интервью достаточно, остальное – «вода». Во время беседы, тем не менее, на часы я не взглянула ни разу, по окончании поняла, что беседовали мы порядка трех часов, а список согласованных заранее вопросов так и остался незадействованным. И штамп «время пролетело незаметно» тут, пожалуй, неуместен, потому что здесь время никуда не летит – оно становится текучим, как на картине Дали, и это тем удивительнее на контрасте с  динамичной Октябрьской, где находится шоурум tsokalenko.

И в этом, на мой взгляд, один из ключей к пониманию феномена Лены Цокаленко: все ее творчество словно существует в своем особом временном измерении, не аппелируя при этом ни к футуризму, ни к ретро; и стандартные парадигмы «тренды» и «тенденции» выглядят тут чужеродными элементами паззла. Ее одежда, будь то многослойное платье из жатого шелка или экстравагантный бархатный халат, не подходит для жизни в режиме цейтнота, пробок и жесткого тайм-менеджмента, это всё - для тех, кто часов не замечает.

Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»

PHOTO - KANAPLEV + LEYDIK

- C чего началась мода лично для вас? Помните ли первую созданную вами вещь?

- Я провела свое детство на Украине в доме у тети. Весь гардероб она со временем перемещала на чердак и там хранила свои платья. Как-то раз я выбрала самое красивое и порезала, уже не помню, зачем, наверное, что-то шила для кукол. Не знаю, как она это перенесла…

Это было не слишком осознанно, а уже позже, во время учебы в школе мы с подружкой решили, что станем художниками-модельерами. Мы выбрали Технологический колледж, я поступила она - нет, хотя изначально это была ее идея.

Затем была учеба в Институте Современных Знаний. Раз в семестр я собиралась переводиться в Киев, занятия мне не нравились. Но потом пришел новый преподаватель – Надежда Ивановна Прищеп, она длительное время работала главным художником в Белорусском Центре Моды, и я успокоилась, мое отношение к учебе стало более ровным. В Киев я так и не переехала, хотя этот город мне близок, там я родилась.

Не могу сказать, что стать дизайнером было моей мечтой, которая в итоге осуществилась. Скорее, все произошло спонтанно: захотелось, я попробовала, мне понравилось, а потом я не смогла уже остановиться.

Однажды у меня появилось желание заниматься йогой, и мне это так понравилось, что захотелось все оставить, включая моду. Но я остановила себя, потому что чувствовала, что еще немного – и я уеду в Индию и больше не вернусь.

Эти занятия йогой наложили некий отпечаток на ваше творчество?

-Нет. Йогу я для себя выбрала как спорт, кроме того, занятия помогали снимать стресс после показов. Но она оказалось чем-то большим, и стала у меня всё отнимать… Я решила, что к этому я не готова. Йога близка к религии, но это чужая религия, и я подумала: пускай этим занимаются те, кто живет в Индии, здесь же другая жизнь, здесь все иначе. Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»FALL WINTER 2016. PHOTO - KANAPLEV + LEYDIK.

Стала ли мода для вас религией – тем основополагающим, что поглощает вас в жизни и чему вы готовы отдаваться целиком?

Видимо, да, если я осознанно отдаю этому столько времени. Время ведь не бесконечно и не безгранично...

Точно так же, как йогой, я начала заниматься французским. Обязательным считается английский, но это не мой язык, я в определенный момент поняла, что с ним просто мучаюсь. Очень важно найти своего преподавателя, мне повезло отыскать того самого моего человека, к которому я готова была ездить на окраину. На одно из первых занятий я принесла журналы на французском, - а у меня среди прочих был Vogue 20-х гг! - и сказала, что хочу их читать. Учиться по стандартной программе я не могу, мне неинтересно проходить темы «Вокзал» и «Буфет».

Языки и мода – это очень близкие понятия. В этот ряд я бы добавила еще и кулинарию, только ведь мода – это еще тоньше, сложнее, чем уметь готовить. У нас ведь наверняка есть кулинарные заведения, где учат те, кто сам едва ли умеет.

Предположу, что в кулинарном училище учат готовить по правилам и ГОСТам, а уже дальше можно начинать добавлять творчество и креатив.

А дальше уже не сможешь! Когда в голове есть схема – это всё, потолок, потому что тебя уже научили.

Я, к примеру, в институте не ходила на конструирование и в целом не отличалась хорошей посещаемостью. Но преподаватели закрывали на это глаза, потому что я участвовала в конкурсах и занимала призовые места, а молодому вузу, каким был тогда ИСЗ, это было нужно. Если бы не конкурсы, кто знает – может, меня бы отчислили.

Как вы сейчас снимаете стресс после показов?

Я сейчас не езжу в Москву, в этом все дело. Я не могу избавиться от напряжения после показа в течение длительного времени, я переживаю эти моменты настолько сильно, что у меня начинают выпадать волосы.

Делать показ в Минске - это как дома. В Москве – как в Москве: из пятисот человек в зале я знаю от силы двадцать, и привыкнуть к этому я никак не могу. И несмотря на то, что это происходило дважды в год в течение долгого времени (а я участвовала в московской неделе моды на протяжении семи лет!), я так и не научилась относиться к этому спокойно, наоборот, нервничала с каждым разом все больше. Если раньше на восстановление равновесия уходило две недели, теперь мне нужно два месяца, потому что хочется получить идеальный результат, чтобы каждая последующая коллекция была лучше, чище - возможно, потому, что я перфекционист. Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»FALL WINTER 2016. PHOTO – MAXIM SHUMILIN.

На данном этапе я выбрала для себя щадящий режим. Сейчас и необязательно ехать в Москву за профессиональным признанием, ведь есть интернет. Показы в Минске – другая история. Презентация коллекции в новом шоуруме на Октябрьской была похожей на прием гостей. Это был самый спокойный из моих показов, я даже его видела – это то, чего не случалось раньше!

-Действительно, было очень уютно.

-На московских показах все с точностью до наоборот: все должно быть выхолощено до стерильности, и уюту и прочим человеческим моментам там просто нет места! Это профессиональное мероприятие, над которым работает огромная команда людей, и свет, и звук и подиум – там всё на высоком уровне, всё достойное. Если я как дизайнер сработала хорошо, то результат будет идеальным. Если я что-то упустила , то это только моя ошибка, пускай заметная только мне, и именно она потом больше всего расстраивала.

-Расстраивала, даже несмотря на те положительные отзывы и рецензии, в том числе от профессионалов индустрии, которые вы получали? Далеко не все резиденты Mercedes-Benz Fashion Week Russia удастаиваились таких оценок.

- Им, резидентам, проще соответствовать. Я же не живу в этом городе, там нет моего постоянного присутствия, несмотря на то, что продукция lena tsokalenko представлена в отдельных шоурумах. Я не могу пригласить тех гостей, которых бы хотелось, чтобы не было случайных людей. Слишком высока цена – так сильно себя растратить и не получить тот результат, который бы хотелось!

В прошлом сезоне меня вновь приглашали принять участие в неделе моды в Москве. Конечно же, мне очень хотелось туда прокатиться со своей коллекцией! Но я всё взвесила и решила, что нет. Пока нет.

- То есть в будущем вы не исключаете возвращения на эту площадку?

- Конечно, нет. Площадка хорошая. Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»FALL WINTER 2015. MERCEDES BENZ FASHION WEEK RUSSIA.

Помимо московского, какие еще есть векторы в ваших планах на будущее? В прошлом году вы принимали участие в выставке Tranoi Femme в Париже…

-Разумеется, я думаю по поводу Европы – это ново, интересно и очень расширяет угол зрения. Это, знаете, как начинаешь ездить за рулем: вначале приходится крутить головой, чтобы рассмотреть всё, что происходит, а потом всё начинаешь видеть на 360 градусов. После выставки в Париже у меня было ощущение, что я начала ситуацию в моде воспринимать более объемно, многие вещи стали очевидными и понятными, а я стала чувствовать себя увереннее и спокойнее. Я туда ехала совсем не за этим, а получила даже больше, чем хотела.

Конечно, я хочу продолжить, но там сложно, конкуренция очень высока. В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная. К тому же здесь относительно легко всё устроить.

Там еще сложнее, чем в Москве – там другой язык, там не знают про нас, про Беларусь. Когда я отправляла заявку на TRANOÏ Femme Trade Show, в меню даже не было нашей страны. Мой друг так возмутился этим фактом, что сделал скриншот, обвел Беларусь на карте, поставил стрелки с вопросом - мол, где? – и настоял, чтобы я отправила это письмо. В ответ меня поблагодарили, пообещали исправить, но Беларуси там как не было, так и нет. Мне пришлось присоединиться к России, потому что Украина – это совсем другое.

А вот Украину благодаря всем происходящим там событиям в Европе знают. Политическая ситуация сыграла украинской моде на руку: там произошел настоящий прорыв. Украина сейчас всему миру интереснее, чем Россия, и со стороны прессы наблюдается огромное внимание: на показы не нужно никого специально приглашать, в Киев все едут сами. В Париже также участие украинских дизайнеров вызывает большой резонанс. Я начала отслеживать это не так давно, после своей поездки в Париж, тогда я узнала, кто такая Дарья Шаповалова (креативный директор Mercedes-Benz Kiev Fashion Days, основатель агентства по продвижению дизайнеров More Dash прим.PRET-A-PORTAL), ее вклад в развитие украинской моды, конечно же, велик. Кроме того, на Украине есть глянец – Vogue, Elle, это всё, разумеется, очень способствует развитию.

А у нас - замкнутый круг, и непонятно, как выйти на следующий виток орбиты… Можно прилагать много усилий, все делать правильно, и всё равно ничего не получится, просто потому, что ситуация такая, как есть. Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»FALL WINTER 2015, DETAILS. PHOTO – ALEXEI ISACHENKO.

-По моим ощущениям, изменения, пусть и не глобальные и не судьбоносные, всё же происходят: это отражается в появлении молодых брендов с очень коммерческим - сразу, со старта - подходом к своей деятельности, с современными взглядами на маркетинг и собственное продвижение. Может быть, они как явление послужат толчком для изменения ситуации, как вы думаете?

- Все должно быть сбалансированно. Знакомый из Франции рассказывал, что там учат иначе: на первом занятии - работа с материалом, чтобы почувствовать пластику ткани, а уже на втором студенты должны понять, кому они будут это предлагать. Но не наоборот! Чтобы выжить на рынке, любой бренд должен быть коммерческим, но это не должно становиться первичным! Именно поэтому существуют гранты и конкурсы для поддержки творческих людей, ведь именно авангардная мода, которая по сути не является коммерческой, дает толчок вперед. Дизайнер должен попробовать всё, а уже потом, когда надоест пришивать по три рукава, можно переключаться на то, что ему наиболее интересно. Дизайнер – это как врач, ему нужен опыт, длительное обучение, уметь работать с разными тканями, чувствовать их. Мода – это не математика, это не так сухо, это нечто большее. Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»SPRING-SUMMER 2016. PHOTO – MAXIM SHUMILIN.

- Какие рекомендации вы бы дали начинающим дизайнерам?

- А не нужны никакие рекомендации. Сейчас время другое, мой опыт важен только для меня, для других он не имеет никакой ценности. Возможно, сейчас нужно действовать совсем не так, как делала я, а с точностью до наоборот. И система обучения у нас мне кажется неправильной: те, кто профессионально не состоялся либо не нашел себе применения, начинают преподавать, они учат каким-то странным вещам, хотя в такой ситуации лучше вообще не учить. Я помню, как во время моего обучения одна преподавательница требовала беспрекословного выполнения своих рекомендаций, а я интуитивно чувствовала, что всё не так, и не понимала: почему я должна слушать человека, который никогда не работал в этой сфере?! Чему действительно важно научиться, так это любви к своей профессии.

- В каких конкурсах, помимо «Мамонта», вы участвовали?

- В «Белой Амфоре», потом ездила на «Дни Высокой Моды в Калининргаде», взяла там Гран-При, и уже после этого меня пригласили в Москву на Неделю pret-a-porter. На «Белой Амфоре» была совершенно особенная атмосфера, в один из конкурсов в жюри был Олег Бирюков (дизайнер марки BIRYUKOV, член Союза дизайнеров России – прим. PRET-A-PORTAL), помню, как он говорил кому-то из коллег: «Скоро о белорусских дизайнерах заговорят как о феномене!». Но не случилось, чего-то не хватило… Возможно, будь у нас своя Дарья Шаповалова, которая смогла бы объединить всех, и заговорили бы! Украинцы по сути своей патриоты, и даже если внутри у них есть конкуренция, на внешнем рынке они вместе, и в этом их сила. У нас, как и в Москве, такое невозможно.

- Вы не так давно презентовали свой новый шоурум на Октябрьской. Чем руководствовались при выборе места? Близка ли вам атмосфера подобных ставших популярными улиц, получивших негласный статус хипстерских? Почему Октябрьская, а не, скажем, торговый центр с хорошей проходимостью или пространство «Горизонт»?

- Я люблю тишину. Здесь, с одной стороны, есть эта тишина, а с другой - есть энергия. Там, где нет людей, нет энергии. Я, например, с трудом представляю себе, как можно работать за городом, у меня не получилось бы. Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»FALL WINTER 2016. PHOTO – KANAPLEV + LEYDIK.

Так как раньше у меня была мастерская на Революционной, я вначале искала нечто подобное. Потом поняла, что такое я не найду, пожалуй, у меня было самое лучшее. Я живу неподалеку от Октябрьской и подумала, что это будет удобно. Это важно, когда не нужно ехать 40 минут за рулем – за это время можно что-то сделать! К тому же идя пешком туда и обратно, всегда можно подумать о чем-то, и этот момент для меня стал решающим.

Торговые центры мне не подходят, ведь здесь у меня и мастерская, и шоурум, там же предполагается только магазин. Чтобы человек, который не слышал обо мне как о дизайнере и не видел раньше мою одежду, что-то купил, нужно провести большую работу. Продажи – это искусство, продавца нужно обучать, и я совершенно точно не хочу этим заниматься. Чтобы придумывать и изготавливать одежду и ее продавать, нужны совершенно разные навыки, умения и таланты. Случайные же люди случайными и останутся, они только отнимут мое время, а я – их.

Я люблю, когда всё делается профессионально. В качестве примера приведу московский Concept Store «LEFORM», в котором я представлена – это мультибрендовый магазин одежды, обуви и аксессуаров, который существует на рынке с 1997 года, то есть достаточно давно. В 90-х они продавали бельгийцев и прочий авангард, ничего подобного в Москве тогда не было. И на протяжении 19 лет они сохраняют топовые позиции на рынке, потому что они всё делают на высшем уровне. А ведь было много разных проектов, в том числе и тех, с которыми я сотрудничала. Век тех, кто продает только российских дизайнеров, совсем не долог – год-два, больше они не живут, так как коммерчески такие проекты почему-то не слишком успешны.

- Я с вами соглашусь: институт продавцов - именно в плане профессионального рода занятий, а не временной деятельности - у нас пока не сложился.

- У нас вообще все сложилось по принципу необходимости. У нас умеют производить, оказывать и продавать товары и услуги первой необходимости. Когда страна и люди, которые в ней живут, уже не испытывают такие потребности, начинается следующий этап, и это естественный процесс, иначе быть не может.

А можно и остаться на примитивном уровне потребления. Не всем нужна, например, моя одежда, и каждый сам решает, что для него важно. Есть люди, которые пока не закроют все нижние ячейки, на следующий уровень и не поднимутся. Моя пирамида - она со смещением: нижний уровень не заполнен, но для меня важно другое. Я в меньшинстве. Как и мои клиенты – они также в меньшинстве, хотя, как правило, мою одежду выбирают те люди, у которых заполнены все ячейки.

Я и сама иногда думаю: почему я, находясь на своей ступеньке и не имея материальной стабильности, делаю именно такую одежду? Я вроде бы должна иначе думать… Но так вот сложилось.

- То, что делаете вы, не имеет отношения к необходимости, вы правы. Это вещи несколько другого порядка

- У Шанель есть фраза «Мода начинается тогда, когда заканчивается необходимость», и это правда.

- В одном из последних интервью Дрис Ван Нотен сказал: «Я обожаю моду, я буквально одержим ею, но должен признаться, что вот уже второй сезон подряд не смотрю межсезонные показы. Я просто не могу их больше воспринимать — их слишком много». А вы отслеживаете выход новых коллекций? И как относитесь ко всё ускоряющемуся темпу в модной индустрии?

- Мода - это бизнес, и конечно, в крупных компаниях следят за аналитикой и наращивают темпы, подстегивая и ускоряя эти процессы. Не дизайнеры этим занимаются. Мне сложно и два раза в год ездить в Москву с новой коллекцией! Это огромная психоэмоциональная и физическая нагрузка, так можно очень быстро сгореть. Dries Van Noten– художник, один из немногих, он-то может и не знать, что делают другие и не отслеживать тренды, ведь он сам их создает. Для таких, как он, это не вопрос необходимости, это вопрос желания.

Я сейчас слежу больше, чем ранее. Во-первых, всё вокруг очень быстро меняется, вот-вторых, если я хочу на европейский рынок, то я должна понимать, что там происходит. Европа, Москва, Минск - это совершенно разные истории, разные рынки и разные аудитории, и один и тот же продукт просто не может одинаково хорошо продаваться и там, и тут. Мне надо вначале определиться с рынком, а потом уже создавать коллекцию. Хотя сейчас Минск больше похож на европейский город, нежели Москва

Я за то, чтобы каждый сам решал, сколько ему нужно коллекций и зачем. Нужно заработать больше денег? Делай больше коллекций. Надо больше времени, чтобы все обдумать? Дольше паузы между показами. Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»SPRING-SUMMER 2014. MERCEDES BENZ FASHION WEEK RUSSIA. PHOTO – CATHERINE L`VOVA

- А какое количество коллекций для вашего бренда необходимое и достаточное?

- Мне кажется, четыре небольшие в год - это самое разумное. Две - это слишком мало для одного года. У меня есть клиенты, которые не могут потреблять одну коллекцию полгода, обновление им необходимо чаще, и это естественно. Коллекции должны совпадать с тем, что происходит извне, то есть с сезоном. Например, последняя коллекция была создана с расчетом на летний сезон, и в то же время предполагалось, что это на будущий год. Здесь важно учитывать обратную связь, что люди хотят носить, а не только мои предпочтения. В Москве, например, этим летом продавалось черное, а в Минске все хотели цвета, яркости..

Мне сложно говорить об этом, я аналитикой никогда раньше не занималась, я пришла к этому только сейчас, начала запоминать, размышлять. Если я хочу развиваться, если я хочу в Европу, мне для этого нужны средства. А зарабатывать их нужно здесь.

У нас предложений не так много, это не Европа, где есть всё. И не Москва – там в магазине, где я представлена, продается Dries Van Noten и все остальные, и мне приходится с ними конкурировать. Здесь такой конкуренции нет.

- Вы упомянули про разницу во вкусах между московской публикой и минской. Хотелось бы развить тему: что нужно делать дизайнерам, чтобы это хорошо продавалось здесь? На примере ваших последних коллекций, ведь то, что вы показывали год назад во Fusion House и сейчас в красном дворике – это ведь разные совершенно истории.

-Последние четыре коллекции я создавала в новом для себя режиме - абсолютно осознанно, понимая, что и для кого я делаю. Например, купальская коллекция задумывалась как базовая коллекция шелковых платьев. У меня есть возможность заказывать ткани и изготавливать эти модели в разных цветах, мне очень удобен этот формат работы, так как не нужно заниматься накопительством тканей. И эти платья – альтернатива той коллекции, которая была показана в шоуруме, она более сложная, и те, кто, кто больше склонен к традиционным вещам, ничего для себя в ней не нашли, они затем с удовольствием заказывали платья, и наоборот: те, кому она понравилась, не покупали платья. Таким образом, я выровняла ситуацию, ведь несколько сезонов подряд я не делала ничего для своих постоянных клиентов, которым нужны просто красивые платья. Мои платья, видимо, попадают в некий архетип, они идут всем и люди в них выглядят именно так, как они это представляют.

Хотя, несмотря на то, что они очень разные, они, отлично компилируются, на мой взгляд. Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»PRE SPRING 2017. PHOTO – KASYA SYRAMALOT.

Для того, чтобы носить более сложные вещи, нужен определенный склад характера, особый тип внешности, близкий к модельному, и, наверное, некий особенный уклад жизни. У меня иногда спрашивают: «А куда я в этом могу пойти?

Я не знаю, куда, у меня нет разделения нарядная – ненарядная, одежда для дома или для работы. У меня всегда одинаковая одежда, я разделяю ее по принципу ношу-не ношу. Мне либо не нравится, неудобно – тогда я эту вещь не надену вообще, либо я пойду в этом куда угодно. Психологический комфорт вещи очень важен для меня, если я ошибаюсь с платьем – не тот цвет или не та ткань, чувствую себя ужасно целый день. А вот шелковые платья, особенно черные, можно носить очень часто.

- Носите ли вы одежду других белорусских дизайнеров?

- Больше всего мне подходит моя одежда, это моя проекция. Создание коллекции, ее придумывание с последующим воплощением в ткани – это куда более захватывающий процесс, чем подбор одежды лично для себя, и поэтому я вообще не люблю выбирать, примерять и покупать одежду. У меня свои отношения с вещами: я люблю выбирать аксессуары, но при этом не могу долго ходить по магазинам: мне нужно прийти в одно место, все подобрать, купить и быстро уйти.

Нет у меня в гардеробе белорусских дизайнеров Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»FALL WINTER 2016. PHOTO – MAXIM SHUMILIN.

- Но вы же следите за тем, что создают ваши коллеги?

- Конечно, я это могу видеть, в том числе и на тех, кто ко мне приходит, у нас ведь одни и те же клиенты. Несмотря на то, что у нас нет места, где все представлены, я знаю, кто что делает и как это выглядит.

Меня влечет в первую очередь пространство и только потом вещи. Раньше я любила все покупать – одежду, посуду, потом произошла некая переоценка ценностей. Это случилось, когда нас выселили с Революционной, и я вывезла оттуда три грузовика вещей. Я и не представляла, что за несколько лет смогу только всего нажить! И поняла, что больше не хочу заниматься накопительством. Куда это с собой везти? Кому оставлять? Лишние вещи к тому же начинают мешать.

- А что значит выселили?

- Право аренды я выиграла на аукционе и по договору могла там оставаться еще два года. Но в здании началась реконструкция. С одной стороны, это было ожидаемо, с другой – в этом не было необходимости, помещения были в нормальном состоянии, и события можно было и не форсировать. Но нас обесточили, отрезали отопление, естественно, оставаться там было невозможно. Мне предлагали в качестве альтернативы отопления инфракрасные обогреватели, но с учетом стоимости это была бы глупость невероятная.

- Идея отказа от чрезмерного потребления сейчас очень популярна, но мне кажется, дизайнеры как производители вещей совсем не заинтересованы в подобной пропаганде, тем более на собственном примере…

- Я не то чтобы пропагандирую, нет. В моей жизни произошли не слишком светлые события, после которых я отказалась от идеи собирательства. Вещи – это всегда воспоминания. Я поняла, что завтрашний день важнее, чем вчерашний. Когда «вчера» становится в нашей жизни слишком много, баланс нарушается. Вещи из прошлого мне мешают, именно поэтому я принимала участие в Open Шкаф.

Мне хочется, чтобы вокруг меня было много пустоты, воздуха. В моей гостиной дома сейчас стоит стол, два стула и буфет, и я больше ничего не хочу туда ставить. Мне нравится, что пространство вокруг меня не захламлено, и что интерьер меняется в зависимости от освещения. Периодически я хочу еще что-то убрать – мне всё кажется лишним.

Что касается моды…. Когда ко мне приходят постоянные клиенты, порой я для них – врач-психотерапевт. Платья нужны именно для этого и ни для чего больше, и это отлично, что человеку можно вернуть хорошее настроение с помощью платья. Потому что в плохом настроении человек способен сотворить ужасные поступки!

Вещей вокруг становится все больше, их количество возрастает в геометрической прогрессии. Меня пугает то, что радость приносят очень немногие из них, особенно когда у человека заполнены все те ячейки, о которых мы с вами говорили. Мои клиенты как раз такие люди, и для меня важно, что покупка моих платьев всё еще значима для них. Дизайнер Елена Цокаленко: «В Минске конкуренция равна не то чтоб нулю, но она минимальная»PHOTO ALEX BART.

- Где в Минске можно купить вашу одежду, кроме шоурума на Октябрьской?

- В августе моя одежда начала продаваться бутике «Топ luxury».

Достойная площадка, вы, наверное, будете единственным белорусским дизайнером, представленным там. Если бы создавался некий concept store, возможно, по аналогии с уже не существующим проектом “Арка», с кем из коллег по белорусскому рынке вы бы хотели продаваться рядом?

- Я не хочу оценивать ничью работу, потом что не имею на это морального права. Я не модный критик, не знаю, как правильно расставлять баллы. И я не хочу ни с кем продаваться, не потому что мне безразлично. Мне важно другое: потрачу я деньги, придя в магазин, или нет, зависит от пространства, есть ли в нем особая атмосфера, магия. Просто вещи без истории не интересны и не нужны - во всяком случае, мне.

Если магазин – это мини-модель мира со своей концепцией, то люди понимают, куда приходят, они либо приемлют данный формат, либо нет, и тогда у них не возникает вопроса «Куда я в этом пойду?». Именно так устроен московский «LEFORM» и парижский «LECLEIREUR», и этот мир так манит, что его часть хочется забрать с собой – вот тогда это мне интересно!

Беседовала Ольга Жадеева.

Источник фото: http://lenatsokalenko.com/, http://pret-a-portal.by/, личный архив дизайнера.

Расскажи друзьям