Ника Сандрос: « Я – вирус, я заражаю среду вокруг себя».

Белорусы любят гордиться соотечественниками, прославившимися за пределами страны, и предпочитают игнорировать неординарности рядом с собой. Но Ника Сандрос из тех, кого невозможно не заметить. Яркая, порой эпатажная, живая, талантливая.  Блоггер, художница. Чтобы понять   ее картины, не нужно быть тонким знатоком искусства, они естественны и оттого близки.

Ника, расскажи, как все начиналось,  когда ты стала рисовать? В детстве мы все так или иначе рисовали – дома, в саду, в школе, но ведь не все стали художниками. Когда ты почувствовала, что в тебе есть  божья искра?

Я не знаю, почувствовала я что-то  или нет, но рисовала я с детства. Как-то на улице я познакомилась с нашей белорусской певицей Русей,  она пришла ко мне домой и увидела мои рисунки. И предложила сделать совместный проект – она будет играть в клубе, а на стенах будут висеть мои работы. Это было в 2007 году, в «Графитти», и я очень благодарна Русе, потому что она могла просто развесить рисунки, а она  разослала листовки,  приглашения журналистам.

Потом меня пригласила галерея «Подземка» с предложением провести выставку. На тот момент у меня не было столько работ , и я предложила моему другу Варашкевичу сделать совместную выставку. И  это тоже было везением, потому что я не знаю, насколько громко бы прогремела моя выставка, ведь именно его работы привлекли очень большое внимание, и параллельно часть этого внимания было уделено мне. Хотя, думаю, я могла бы и сама выстрелить, но для этого бы потребовалось больше времени.

Вот так все и началось. А потом пошло – мои работы начали покупать, я стала смело выкладывать их в интернете. Потом были выставки  в Белгороде, Кракове, Варшаве. Меня приглашают в Москву, в государственный театральный музей, но я пока не готова.

Ника, ты же самоучка? Как ты считаешь, профильное образование для художника – это важно? Нужно?

Да, я самоучка. Я сейчас учусь самостоятельно, и делаю это очень аккуратно, избирательно,  я осознанно себя ограничиваю, потому что меня нет художественного образования, и в этом мое счастье. Передавать увиденное на уровне да Винчи – такого дара у меня нет. Но у меня есть дар передавать эмоции. Классическое образование немножко зашоривает,  заставляет мыслить каким-то концепциями, горизонтами, и моему таланту передавать эмоции было бы тяжело пробитьсячерез эту академическую преграду. У меня же довольно чистое сознание, и я  могу свободно выражать то, что мне нравится. Так что отсутствие у себя образования я считаю огромным плюсом.

А просто брать уроки у художников пробовала?

Да, я обращалась  к довольно известным людям, из белорусского союза художников,  это было давно, еще в 2004. Но один очень умный человек посоветовал не брать уроки, а искать свое. Есть свой узнаваемый стиль, и над ним нужно работать, его развивать. Брать уроки – это ведь не академическое образование,  это просто быть недоучкой. И сама я учусь очень  избирательно.

Чтобы не заглушить, то, что есть?

Да, более того, я стараюсь поменьше разглядывать работы современных художников и  смотреть каталоги живописи.Бывает, что-то очень нравится, и  я начинаю совершенно неосознаннокопировать какие-то ходы, приемы. Поэтому пока я не чувствую себя таким созревшим художником, который вообще понимает, что он делает, я стараюсь быть осторожной с впечатлениями.

Твои герои –панды, лисята – откуда они берутся? И как это у тебя происходит? Сальвадор Дали садился с ложкой, чтоб проснутся от ее стука и нарисовать свое сновидение, а как рисуешь ты, откуда берется твое  вдохновение?

Что касается моих героев, то они получаютсяслучайно.  Например, как-то вечером я была жутко уставшей, ну просто изможденной. Я посмотрела на себя в зеркало, у меня были черные круги под глазами, и я сказала: «Боже, я панда!». И вот пошло. Еще с помощью панды очень удобно передавать эмоции: это ведь не человечки  и не зверята, это такое нечто.

Когда я захотела рисовать какие-то истории на холсте маслом, я поняла, что в панде мне не хватает цвета, к тому же она такая немножко комичная.  В одном разговоре с друзьями проскочила фраза  «кокаиновые лисята». И у меня мелькнуло: «О, лисята!». Они мне очень близки, с ними очень удобно работать в плане формы и цвета.Лисята – это что-то потрясающее! Это лисята в турецких халатах, заносчивые китайские лисы с айфонами,  в тюркских шапках,  лисята влюбленные! У меня дома лежит целая тетрадь с темами, какими бывают лисята, они ведь только начались, я их только для себя открыла, и они из меня просто прут, и меня это даже немного пугает!

Я рисую нонстопом, у меня с  собой всегда бумажка и ручка. И оно мне снится. И вот еще простой пример: я иду по улице и вижу женщину, она несет пакет с продуктами. И я сразу вижу картину – у меня это пакет  - это  кит, и женщина на веревочке везет эту рыбу.  Оно повсюду, я это вижу, записываю себе темы, иногда хожу неделями с одной и той же картиной в голове. А могу просто сесть за чистый холст и что-то сразу выдать.

Последние месяцы я рисую только на заказ. И я уже очень соскучилась по своему собственному, тому, что я выносила.. Пора браться. А то  так я опопсею!  (смеется)

А сколько у тебя всего картин, хотя бы приблизительно?

Я не знаю, не  считала.  Я  планирую в этом месяце сделать архив картин, самый простой сайт, чтобы как-то систематизировать свои работы. Я помню картин 20, те, которые мне дороги.

Я на самом деле не очень люблю позиционировать себя как художника, потому что  понимаю, как мое мастерство отличается от того, каким может быть. Я просто  живу, я пью воду, я рисую картины, для меня это такой естественный процесс, поэтому я ничего не считала, не архивировала и не помню, сколько их было

А какие работы тебе больше всего дороги?

Самая первая – про синих китов.  И я потом пыталась повторить этих китов, эту воду, но нет. Это была моя единственная синяя картина.Потом у меня была серия цветов, таких огромных, я сама не понимаю,  как у меня получилось передать этот цвет. Мне очень дороги мои лисята, и мои маленькие компьютерные рисунки, они в электронном виде,  не продаются.

Ты говоришь, что не чувствуешь себя художником. А что для этого нужно, по-твоему? Иметь свою галерею? Чтобы часто проводились выставки? Чтобы работы хорошо продавались? Или это просто внутреннее ощущение:  я  - художник?

Абсолютно точно – это ощущение. То, что приглашают, покупают, это,  безусловно, важно. Я считаю, что художник должен продавать свои работы. Если не продавать, то хотя бы  отдавать.  А если ты рисуешь  и еще как маркетолог можешь сам себя продавать – это  замечательно.

Но внутренне ощущать себя художником – для меня это важнее. И я считаю, что это ощущение должно быть у каждого человека. Ты проснулась, ты сварила себе кофе, ты общаешься с друзьями, ты одела сегодня вот такую маленькую чудную брошечку, ты же сейчас – картинка!  И каждый человек рисует свою маленькую жизнь, своих красивых детей.

А то, что ты эти красивые куски жизни еще можно фиксировать на холсте, на каком-то материале, и еще за это  получать деньги  и то, что люди  называют тебя художником –это счастье. И я, знаешь, стараюсь все делать с благодарностью, и говорю туда, наверх: «Спасибо большое! Спасибо!»

Я правда много работала, и многое в своей жизни меняла, и жертвовала семьями, мужчинами. Я не знаю, кто я, художник или нет, но я чую – мне надо куда-то туда, а мне говорили: нет, неправильно, стой здесь. Сейчас я чувствую себя на своем месте, я делаю то, что мне нравится, в моей голове и в моем сердце – полная чаша, я влюблена и я любима, у меня есть вдохновение, у меня есть чистые холсты и краски, и я так благодарна за все это!

На том, что ты делаешь, можно заработать? У тебя получается?

Меня не содержат родители, или мужчина, я последние 2 года живу за свой счет, и чувствую себя совершенно нормально. Это опять же везение, я совсем не уверена, что мои картины так же хорошо продавались бы, если бы я просто выставила их на улице. Разве что какие-нибудь милые лисята, их бы покупали, да. Многие картины продаются в тесной связке с моей личностью. Я вчера ночью перечитывала свой блог с 2007 года. Боже мой, я не понимаю, почему меня люди читают! Откуда брались эти френды?  Истеричность, глупость, чушь я несла, и тем не менее, стала популярным блоггером, и это  дает мне возможность продавать картины. Многие люди влюблены в созданный виртуальный образ, и они влюбляются в то, что я делаю,  и хотят это приобретать. У меня был случай, когда женщина покупала картину и говорила: «Я просто хочу, чтобы ваша энергия была у меня в доме!».

Я читаю твой блог как раз где-то с 2007 года, и могу сказать,  что то, что пишешь о взаимоотношениях мужчин и женщин  – это очень мудрые мысли! Чтобы к этому прийти, нужно наступить на сотни грабель, входить десятки раз в одну и ту же реку и набить кучу шишек. А ты не думала написать книгу? Это же сейчас так модно.

Я ее когда-нибудь нарисую! (смеется)

Я благодарна,  что у меня есть такое место,  как ЖЖ, где я могу фиксировать все свои мысли, думаю, когда-нибудь они мне пригодятся.  Когда личная жизнь очень бурная, такая, что иногда хочется повеситься – такие киношные сюрпризы она тебе преподносит! и при этом я еще рисую, сижу по 10 часов в день перед  холстом,  то  ничего другого не остается, только думать. То есть моя жизнь делится на 2 части – бурные эмоциональные взрывы, и потом долгие часы размышлений, и отсюда все эти мысли. Если бы я их не публиковала, у меня бы лопнула голова, честное слово!

Я листала один журнал и наткнулась вот на что: в Минске открылся такой-то бар, и там можно встретить знаменитых белорусских художников. Не могу не спросить: а кто для тебя знаменитый белорусский художник? чье творчество тебя впечатляет, и кого из них ты могла бы выделить?

Я этим не очень интересуюсь, потому что для меня белорусские художники – это такой темный ряд пейзажей и трагичных историй про войну. Я как-то листала энциклопедию белорусской  живописи и не могла отличить авторов  друг от друга.

В моей ленте в ЖЖ мне интересно встречать работы Адама Глобуса, он неординарный, мне нравится ход его мыслей, его цветовая гамма. У меня даже есть его картина, он  подарил.

Я не люблю давать оценки, особенно людям творческим, художника обидеть может каждый, это известно, но искренне говорю, что белорусские художники мне неинтересны вообще.

А если расширить рамки и рассмотреть все мировое творческое наследие,  на протяжении всей истории искусств, чьи картины для тебя – постоянный источник вдохновения, какого художника ты считаешь планкой, к которой нужно стремится?

Есть современный польский художник Януш Левандовски, итальянская художница прошлого века  Линор Фини, они тоже рисуют мрачняки. Еще Edward Burra, Сamilla Engman, Marta Wakula-Mac.

Импрессионисты, которые обычно всем нравятся, мне интересны с привязкой к их личности, скажем, Ван Гог: он мне нравится не потому что он крутой, он Ван Гог, а потому,  что я знаю его биографию  и  понимаю, как его внутренний ад выливался на холст. Я  понимаю взаимосвязь между тем, что у тебя внутри, и какими мазками ты наносишь краску на холст.

И я  совершенно не понимаю, как писали картины да Винчи или Микеланджело, как они работали со своим материалом, как они получали такие цвета, это настолько для меня непостижимо, это что-то космическое!

Я как-то писала про fashion-market и упомянула, что было бы здорово сделать арт-маркет – площадку, где могли бы встречаться художники,  как начинающие, так и маститые, со своей аудиторией, потенциальными покупателями и теми, кто просто интересуется. Что ты думаешь по этому поводу?

Я сама думала об этом. Каждый, кто что-то делает, должен иметь шанс это показать.  Идею создания такой площадки я вынашиваю, но пока физически не могу найти на это время, потому что я сейчас с каким-то остервенением терзаю холст, у меня есть силы и вдохновение, даже нет времени встретиться с друзьями, они уже обижаются.Но я это  сделаю, обязательно.

-А если это осуществит кто-то другой, дело пойдет, как думаешь?

-Пойдет, обязательно! Мне иногда пишут мальчики и девочки, которые рисуют, вышивают, делают какие-то браслетики,  и спрашивают мое мнение, совет, что им делать и куда идти. И я могу только сказать, что я думаю про их работы, но посоветовать не могу ничего.  Ты много знаешь галерей в Минске?  Вернисаж, он   для туристов, там соломка, котики, дешевка такая, что стыдно заходить.  Галерея на проспекте – там все неоправданно дорого, там опять пейзажи, натюрморты, все очень уныло. Я живу в Минске с 1995 года, часто захожу в эту галерею, и ни разу мне ничего понравилось, ни разу ничто не впечатлило меня настолько, чтобы захотелось забрать это  к себе домой.

И количество людей, которые рисуют, несоотносимо с количеством мест, где можно выставлять свои работы. У меня есть ЖЖ и фейсбук, и у меня дольше двух дней ни одна картина не задерживается. Я помню, год назад сломался ЖЖ, и у меня была паника, я думала: ну все, пойдешь, Ника, снова в офис работать!

В отличие от нас, в том  же Львове, той же Варшаве или Кракове ты идешь по улице, и там галереи, галереи, и даже в самой маленькой тебе рады – да, приходите, да, приносите, будем продавать!

Выставка моих работ проходила в Кракове, и я была в шоке  оттого, что люди, которые взялись ее организовать, сами пригласили музыкантов, гостей, журналистов, и еще мне заплатили за то, что я приехала! А нашли меня в фейсбуке, увидели мои работы, написали – приезжай. И я приехала.

Ника, а если бы у тебя был некий административный ресурс и возможность что-то изменить в культурной жизни нашей страны, чтобы ты сделала?

Я думала об этом. Я очень люблю шутить о том, что я стану министром культуры. Но я понимаю, что министр культуры не играет совершенно никакой роли, что есть система, которую изменить невозможно.

У меня есть такая теория: эта среда настолько  железобетонна,  окружающие тебя люди настолько неподвижны, что всё,  ты можешь делать – это сажать деревья. Если бы я могла загадать желание – я бы как раз занялась посадкой зерен в виде площадок для молодых, а они вырастут и будут постепенно менять эту среду, и дети их детей будут менять ее, только таким образом.

Я как-то рассуждала: если я не могу ничего изменить в этой среде, я просто буду вирусом. Я вселюсь в нее и буду стробоскопом, мигающей лампочкой, и я каждый день буду пытаться показать что-то красивое и сказать что-то умное. И я стараюсь изо всех сил, мигаю, и формирую вокруг себя маленькую другую среду, и люди идут ко мне.

Я  сейчас с таким удовольствием наблюдаю, как в интернете, в блогах мои идеи уходят в народ , все эти «настроение вечера» или «цвет дня». Это маленькие бисеринки, но они меня радуют.  Так что я вирус, я заражаю среду вокруг меня.

-Скорее, ты ее лечишь!

Или лечу, я не знаю. Дело в том, что красивые вещи – их не нужно выдумывать, они все на поверхности. Я как-то купила книгу по цветоведению, посмотрела и поняла: ничего этого не нужно. Зачем цветоведение, если можно выйти на улицу и посмотреть, как совмещается цвет неба и цвет деревьев, то, что не создано человеком и оттого идеально. Просто надо уметь это увидеть.

Ника, портал наш о моде и один вопрос я хочу задать из этой сферы. Известные бренды нередко привлекают к сотрудничеству художников  для внесения свежих идей, чаще всего эта разработка авторских принтов для коллекций. Интересно было бы тебе такое сотрудничество? И если бы тебе предложили придумать серию рисунков, которые будут воплощены на одежде, чтобы это было?

Мне бы это было очень интересно! Я даже как-то сама размышляла над тем, чтобы делать принты на одежду и постельное белье. У меня были идеи с пандами: на простыне лежат 2 панды, на подушках – их морды, а одеяло выполнено в виде листьев бамбука. Помимо панд, это были бы цветные орнаменты, мне очень близка их идея. Возможно, это были бы также мои цветы. И лисята, они бы хорошо смотрелись.У меня были такие идеи, но пока… Пока  я должна порисовать.

-А с творчеством белорусских дизайнеров в области моды ты знакома?

У меня был единственный опыт, когда я работала в «Адлiге», мы там делали майки. А так – нет, но мне эта тема очень интересна, я видела некоторые  платья, и мне бы хотелось  познакомиться именно с дизайнерами одежды. Я очень люблю необычные, интересные вещи, или  пусть даже  эта вещь будет обычной, но не магазинной, не как у всех, а моей.

Беседовала Ольга Жадеева.

Расскажи друзьям

Комментарии  

 
-1 #1 максим 25.07.2013 09:32
Искусство зашло в тупик :-x :-x :-x
Цитировать