Мария Антуанетта и Мария Стюарт: с трона на эшафот

Отказавшись от литературных новинок в пользу проверенных временем произведений, автор книжной колонки Smart Couture предлагает вам отправиться в ближайшую библиотеку, дабы познакомиться с удивительными и трагичными судьбами двух знаменитых королев.

Две Марии. Две чужестранки на троне Франции. Две женщины, чью грацию и красоту современники воспевали в стихах и балладах. Две королевы, запомнившиеся истории куда больше, нежели их венценосные супруги. Две матери, против которых враги использовали самое болезненное из оружий – их собственных детей. Две царственные жизни, безжалостно оборвавшиеся на эшафоте. Две исторические фигуры, постигшие суть своего сана лишь на пороге смерти. Две биографии, прочувствованно, но беспристрастно написанные Стефаном Цвейгом. «Мария Антуанетта» и «Мария Стюарт». Мария Антуанетта и Мария Стюарт: с трона на эшафот

Иллюстрация Tasha Drugakova.

Что вы знаете о французской королеве Марии Антуанетте? Если только то, что это была монархиня, ответившая «пусть едят пирожные» на жалобу о том, что у ее подданных нет хлеба, то вас можно поздравить – вы ровным счетом ничего о ней не знаете. Поскольку эта фраза, приписываемая Марии Антуанетте недругами, ей уж точно не принадлежит. И хотя историки до сих пор не пришли к единому мнению, кто именно из французских королев или принцесс высказался столь бездушным и высокомерным образом, в одном они едины: письменные источники свидетельствуют о том, что высказывание это родилось в золоченых покоях Версаля задолго до появления на свет Марии Антуанетты. Расхожее заблуждение опровергает в своей книге и Стефан Цвейг: не в характере королевы, доброй, отзывчивой и импульсивной, такая безразличная холодность. Мария Антуанетта и Мария Стюарт: с трона на эшафот

Этот эпизод, однако, как нельзя лучше характеризует жизнь австрийской эрцгерцогини Марии Антонии на французской земле: сначала в качестве дофины, а после – королевы Франции. Окруженная клеветой и неприязнью подданных, она все глубже и глубже погружалась в пучину вскормленной злыми сплетнями ненависти к себе. Все ее, по сути, невинные женские слабости в устах народа превращались в развращенные пороки. Какая женщина не любит красивых нарядов и обставленных со вкусом жилищ? Кто из вас предпочтет решение скучных политических вопросов разнообразным увеселениям в приятном обществе? Разве не приятнее вашему сердцу при наличии возможностей радовать разнообразными благами близких друзей, а не чужих вам людей? Однако именно эти абсолютно естественные с точки зрения человеческой природы действия до сих пор подвергаются громогласному общественному осуждению, если ваше общественное положение предусматривает богатство и известность. Столетия же назад все обстояло еще серьезнее, и королеве должно было быть сначала политиком, а уж потом – женщиной. В противном случае она могла расстаться не только с репутацией, но и с головой. Мария Антуанетта и Мария Стюарт: с трона на эшафот

Биография Марии Антуанетты не просто носит ее имя. Полное название книги – «Мария Антуанетта: портрет ординарного характера». Стефану Цвейгу, единственному из многих биографов королевы, удалось увидеть, понять и точно обозначить главную трагедию этой царственной особы. Мария Антуанетта не была ни коварной «австриячкой», распутной, глупой, вероломной и расточительной, ни выдающейся личностью, щедро одаренной природой интеллектом и талантами. Она была обычной, ординарной, и в этом заключалась ее драма: обычная женщина, выброшенная колесом фортуны на политическую арену и вынужденная принимать участие в событиях за гранью своих способностей. Ведь обладать хорошим вкусом и способностью видеть и чувствовать прекрасное, быть доброй, отзывчивой, любящей матерью и хорошей женой недостаточно, когда ты – королева Франции на пороге революции. Недостаточно, чтобы не лишиться головы на гильотине. Мария Антуанетта и Мария Стюарт: с трона на эшафот

В противоположность Марии Антуанетте Мария Стюарт – личность менее ординарная. Если первая не проявляет особого интереса к учению, да и искусство близко ей скорее с точки зрения созерцателя, нежели творца, то одаренной от природы урожденной королеве Шотландской любое учение дается шутя, формируя опасную для королевы привычку воспринимать как должное все богатые дары Фортуны. Еще одно отличие – неуемная гордость, гордость суверена, мирно дремлющая под прелестной внешней оболочкой и утонченными французскими манерами до той поры, пока кто-либо не посягнет на царственные права, не унизит венценосную их обладательницу. В сочетании с неукротимой страстностью натуры и взращенной на почве идеалов эпохи романтичностью горделивая сущность Марии Стюарт формирует опаснейшее для своей обладательницы сочетание. Однако поняла ли она на закате жизни, что являлось истинной первопричиной ее бед, мы уже никогда не узнаем. Мария Антуанетта и Мария Стюарт: с трона на эшафот

В какой-то степени судьбу Марии Стюарт можно назвать куда более сложной и драматичной. Младенец, унаследовавший шотландский престол, не прожив на свете и полной недели; девочка-подросток, ставшая королевой Франции в неполные 16 и вдовой в 17; молодая женщина, заключившая брак по любви в 23; низложенная королева, замешанная в убийстве супруга ради брака с его убийцей, в 25; изолированная от света почти на 20 лет узница королевы Англии в 26; первая в истории особа королевской крови, окончившая жизнь на эшафоте, в 44… Воистину, реальность бывает куда причудливее, нежели любые фантазии писателей и сценаристов. Мария Антуанетта и Мария Стюарт: с трона на эшафот

Манера повествования обеих книг безупречно сочетается с содержанием. Неспешная и меланхоличная, она формирует некую тревожную ауру, усугубленную знанием о печальном конце, который неизбежно встретят обе героини. Даже однозначно счастливые эпизоды носят отпечаток грядущих бед и скорби, с которыми предстоит столкнуться королевам. Злой рок неизменно преследует их, давая лишь краткие передышки, прежде чем снова толкнуть навстречу своей судьбе. Все дурные предзнаменования, зловещие совпадения извлекаются автором на свет, предвещая неотвратимо надвигающуюся катастрофу. И воспринимается все это еще более остро, когда понимаешь, что не фантазия автора, а неумолимая рука действительности ведет двух королев причудливой шахматной партией, в финале которой каждая лишится сначала короны, а после – головы. Мария Антуанетта и Мария Стюарт: с трона на эшафот

Очевидно, однако, что не только читатели, но и сам Стефан Цвейг сострадает своим венценосным героиням как человек, неспособный равнодушно взирать на чужие несчастья. Но при этом не закрывает глаза на истинную сущность двух Марий: легкомысленную поверхностность, исповедуемую Марией Антуанеттой на заре своего царствования, и подогреваемую королевской гордостью безрассудную страстность, раз за разом подталкивающую Марию Стюарт в руки палача.

Истории двух венценосных правительниц – слишком женщин, чтобы успешно исполнять свои королевские обязанности – вне всякого сомненья, будут интересны многим представительницам слабого пола. И тем, кто без ума от исторической литературы, и тем, кого привлекают запутанные жизненные коллизии, и тем, кто любит коротать вечера в компании захватывающих любовных историй и коварных интриг. Мне же в особенности хочется порекомендовать эти биографические романы Стефана Цвейга тем из вас, кто до сих пор искренне верует в то, что жизнь диснеевских королев и принцесс ничем не отличается от будней их реальных прототипов. А также тем, кто всегда несколько завидовал отпрыскам богатых и знаменитых родителей. Быть может, времена изменились и мало кто может оставить своим детям громкий титул или престол, однако справляться с современным родительским наследием в виде крупных корпораций, славы и популярности – едва ли намного легче.

Текст Александра ФЕДОРОВИЧ. Мария Антуанетта и Мария Стюарт: с трона на эшафот

Расскажи друзьям